Эксперт: «Приравнивать эвтаназию к обычному убийству нельзя»

Валерия Зеновина

sfam_photo / Shutterstock.com

Такую позицию высказала государственный советник юстиции 2 класса, ректор Академии Генеральной прокуратуры РФ Оксана Капинус в ходе конференции, посвященной правам человека и биомедицине. По ее мнению, эвтаназия требует особого подхода.

«Можно ли приравнивать эвтаназию к обычному убийству и квалифицировать по ст. 105 Уголовного кодекса? Полагаю, что нет», – заявила эксперт. Сравнивая их, она указала, что эвтаназия осуществляется только по просьбе больного при наличии неизлечимого заболевания, то есть согласуется с волей потерпевшего и совершается с позитивным мотивом сострадания.

В связи с этим было предложено выделить эвтаназию в самостоятельный состав убийства со смягчающими обстоятельствами. Оксана Капинус не уточнила, каким именно должно быть наказание за такое деяние, но отметила, что данный подход позволит избежать двух опасных крайностей. С одной стороны, эвтаназия не будет отождествляться с убийством, а с другой, не будет легализована. Можно предположить, что поскольку сегодня эвтаназия запрещена именно медицинским работникам, уголовная ответственность будет распространяться только на них.

К слову, похожая правовая конструкция сегодня применяется в отношении убийства матерью новорожденного ребенка. За такое деяние, совершенное в связи с особым психологическим состоянием женщины, наказывают менее строго, чем за убийство – максимальный срок лишения свободы составляет пять лет (ст. 106 УК РФ). А за убийство без отягчающих обстоятельств могут назначить 15 лет лишения свободы (ч. 1 ст. 105 УК РФ).

Напомним, что в соответствии с действующим законодательством, осуществление эвтаназии медицинскими работниками полностью запрещено (ст. 45 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»). В то время как в западных странах, напротив, отмечена тенденция к легализации таких действий. Например, по данным эксперта, пассивная эвтаназия (когда прекращается медицинская терапия неизлечимо больного) разрешена более чем в 40 странах, например, в Австралии, Албании, Израиле и Франции. А активные действия, предполагающие умышленное причинение быстрой и легкой смерти неизлечимо больному человеку в целях избавления его от страданий, легализованы в Нидерландах, Бельгии, Люксембурге, в некоторых кантонах Швейцарии, а также в отдельных штатах Америки.

«Поддерживая позицию российского законодателя, отмечу, что запрет на эвтаназию полностью согласуется с моральными и нравственными установками современного российского общества, в котором по-прежнему сильны религиозные начала», – указала Оксана Капинус. Она обратила внимание, что невозможно не считаться с неприятием эвтаназии традициоными религиями, несмотря на то, что Россия является светским государством. Противники легализации эвтаназии также указывают, что в современных условиях такое разрешение может создать условия для злоупотреблений. Не исключается, что данные действия будут совершаться для сокрытия врачебной ошибки или станут альтернативой закупке дорогостоящих лекарств.

В то же время, по словам специалиста, когда эвтаназию фактически осуществляют простые граждане, не являющиеся медицинскими работниками (например, родственники больного), российские суды считают сострадание смягчающим обстоятельством и, как правило, назначают более мягкое наказание по сравнению с тем, которое полагается за обычное убийство. Так, в частности, гражданин К. был осужден за убийство своей матери, имеющей онкологическое заболевание, не поддающееся лечению. Она испытывала сильные боли, из-за чего дважды предпринимала попытки суицида, а также просила сына помочь ей уйти из жизни. Суд признал К. виновным, однако, учитывая обстоятельства дела и степень общественной опасности, назначил ему условное наказание без лишения свободы (http://orehovo-zuevo.mo.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=99).

«Приведенный пример убедительно доказывает, что эвтаназия обладает существенно меньшей общественной опасностью, чем убийство, и это обстоятельство должно быть отражено в уголовном законодательстве», – выразила уверенность Оксана Капинус.

Источник: garant.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *