Эксперты советуют отказаться от практики дарения долей в праве на имущество, приобретенное за счет средств материнского капитала

Мария Шувалова

Согласно действующему законодательству жилое помещение, приобретенное, построенное или реконструированное с использованием средств материнского капитала, оформляется в общую собственность родителей и детей с определением размера долей по соглашению (ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»; далее – Закон № 256-ФЗ). Причем письменное обязательство об оформлении жилья в общую собственность включено в перечень документов, которые лицо, получившее сертификат на материнский капитал, должно направить в территориальный орган ПФР вместе с заявлением о распоряжении средствами маткапитала (подп. «г» п. 8, подп. «в» п. 9, подп. «в» п. 10, абз. 5 п. 10.2, подп. «д» п. 11, подп. «в» п. 12 и подп. «ж» п. 13 Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий).

Однако с гражданско-правовой точки зрения данное обязательство не имеет никакого юридического значения, отметила заместитель руководителя Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, профессор, д. ю. н. Лидия Михеева в ходе одного из онлайн-семинаров, проводимых компанией «Гарант». «Законодатель мог бы указать, например, что право собственности на этот объект возникает в каком-то особом порядке с заранее установленными в силу закона долями членов семьи, – считает эксперт. – Но нет, от всех обладателей сертификатов истребуют ничего не значащее в гражданско-правовом смысле нотариально удостоверенное обязательство «оформить» права».

А вот с точки зрения уголовного права неисполнение такого обязательства рассматривается как основание для привлечения к уголовной ответственности, в частности за мошенничество, подчеркнула эксперт. Поскольку никаких указаний по поводу допустимых вариантов исполнения «обязательства» оформить жилье в общую собственность законодательство не содержит, на практике лица, получившие сертификаты на материнский капитал и использовавшие их для покупки жилого помещения, сначала оформляют жилье в свою собственность, а потом выделяют в нем доли и дарят их детям.

ОНЛАЙН-СЕМИНАР

Лидия Михеева,
д.ю.н., профессор, заместитель руководителя Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, заслуженный юрист РФ


1 февраля 2017 года

Новое законодательство в сфере нотариата: итоги модернизации 2016 года, новеллы, вступающие в силу в 2017 году. 

Купить запись

 

По мнению Лидии Михеевой, такие договоры дарения в гражданско-правовом смысле представляют собой не что иное, как притворные сделки. Кроме того, их оформление не всегда позволяет избежать уголовного преследования. «Недавно узнала об уголовном деле, которое возбуждено в Кемеровской области в отношении отца. Он получил сертификат на семейный капитал, оформил свое право собственности на приобретенную недвижимость и, как ему посоветовали в местном отделении пенсионного фонда и в нотариальной конторе, выделил доли в этом имуществе и оформил дарение этих долей детям. Факт такого дарения был расценен правоохранительными органами как отдельная сделка, совершенная по собственному желанию гражданина, а не в связи с необходимостью выполнения обязательства, предусмотренного ч. 4 ст. 10 Закона № 256-ФЗ. Таким образом, этот человек должен еще раз, но как-то иначе исполнить ранее выданное им нотариально удостоверенное обязательство, однако никто не может объяснить, каким образом ему это сделать, кроме как путем оформления дарения «, – сообщила она.

Во избежание таких ситуаций эксперт рекомендует по возможности указывать всех граждан, которым по закону полагаются доли в праве собственности на жилое помещение, купленное за счет средств материнского капитала, в качестве его приобретателей уже на этапе возникновения этого права, например при заключении договора купли-продажи имущества, и сразу же определять доли, которые будут принадлежать этим лицам на основании данного договора.

«Законодательство не запрещает детям приобретать в собственность жилые помещения, поэтому при покупке жилья за счет средств материнского капитала ребенок вместе с родителями может выступать на стороне покупателей», – отмечает и адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнеры» Елена Михалевич. Поэтому, по мнению эксперта, использование в практике договора дарения в качестве механизма оформления права собственности ребенка выглядит «немного странным», хотя его вряд ли стоит расценивать как притворную сделку, поскольку конечной целью является именно наделение ребенка собственностью.

А управляющий партнер АНО «ЦЕНТРЮРГОРСТРОЙ», к. ю. н. Юлия Вербицкая обращает внимание на то, что неоформленная доля ребенка может стать проблемой не только для родителей, но и для последующих приобретателей соответствующего жилого помещения. «В случае, если первая сделка – покупка жилого помещения – не будет «завершена» второй – оформлением доли ребенка, существует серьезный риск для оспаривания как первоначальной, так и всех последующих сделок по отчуждению или обременению данной недвижимости по причине нарушения прав ребенка. Кроме того, риски последующих приобретателей увеличивает то обстоятельство, что денежные средства, полученные в виде материнского капитала, в большинстве случаев не выделяются особым образом при проведении сделки – денежная масса обезличена», – полагает эксперт.

Еще одна сложность, которая может возникнуть при распределении долей, заключается в том, что круг лиц, в чью собственность необходимо оформить имущество, приобретенное за счет средств материнского капитала, тоже четко не определен законодательством. Так, указанными выше положениями Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий устанавливается обязанность по оформлению жилого помещения в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга и детей. В самом же Законе № 256-ФЗ говорится не о супругах, а о родителях, что в принципе не исключает распространения его положений и на являющихся родителями детей бывших супругов лиц, получивших материнский капитал, или граждан, не состоявших с ними в законном браке. Как отметила Лидия Михеева, по смыслу, который придала этим положениям правоприменительная практика, речь действительно идет обо всех несовершеннолетних детях и об отцах каждого из них.

Источник: garant.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.